Статья. С.Н. Булгаков. Жребий Пушкина.

«Академия риторики» — место, где обучают успешной речи.

Здесь проводятся корпоративные и открытые тренинги, курсы и индивидуальные занятия по темам, напрямую связанным с речью.

Знания и опыт, которые приобретают участники на тренингах, легко применимы в реальной жизни, способны изменять и позитивно влиять на неё.

Статья. С.Н. Булгаков. Жребий Пушкина.

Природный облик Пушкина отмечен не только исключительной одаренностью, но и таковым же личным благородством, духовным аристократизмом. Он родился баловнем судьбы, ибо уже по рождению принадлежал к высшему культурному слою старинного русского дворянства, что он сам в себе знал и так высоко ценил. Конечно, он наследовал и всю распущенность русского барства, которая еще усиливалась его личным "африканским" темпераментом.

При желании в нем легко и естественно различается психология "класса" или сословия, как и обращенность к французской культуре, с ее утонченностью, но и с ее отравой. Величайший русский поэт говорил и мыслил по-французски столь же легко, как и по-русски, хотя творил он только на родном языке (известны юношеские стихи на французском. - М.Л.). Даром и без труда дана была ему эта приобщенность к Европе, как и лучшая по тому времени школа, столь трогательно любимый им Лицей.

Сразу же после школы он вступил на стезю жизни большого света, с ее пустотой и распущенностью, и спасла его от духовной гибели или онегинского разложения его светлая муза. Пушкину от природы, быть может, как печать его гения, дано было исключительное личное благородство. Прежде всего и больше всего оно выражается в его способности к верной и бескорыстной дружбе: он был окружен друзьями в юности и до смерти, причем и сам он сохранил верность дружбе через всю жизнь. "Пушкинисты" очень интересуются "дон-жуанским" списком Пушкина, но не менее, если не более интересно остановиться и над его дружеским списком, в который вошли все его великие или значительные современники.

Эта способность к дружбе стоит в связи с другой его - и надо сказать... еще более редкой чертой: он был исполнен благоволения и сочувственной радости не только лично к друзьям, но и к их творчеству. Ему была чужда мертвящая зависть, темную и иррациональную природу которой он так глубоко прозрел в "Моцарте и Сальери". Подобен самому Пушкину его Моцарт соединением гения и "гуляки праздного". 

За твое здоровье, друг, за искренний союз,
Связующий Моцарта и Сальери, 
Двух сыновей гармонии!

Это голос самого Пушкина. Отношение Пушкина к современным писателям озарено сиянием этого благоволения: кого только из своих современников он не благословил к творчеству, не возлюбил, не оценил! 

(фрагмент речи) 1937.

Вернуться к списку